Две пропавших обители. Репортаж Александра Можаева

Пресса празднует открытие в Кремле нового, пока еще безымянного сквера у Спасских ворот. Пишут о том, как хороши его шаровидные туи и розы Флорибунды, о том какие виды открываются из сквера на купола соборов, и о том, что скоро здесь появится археологический заповедник, и всякий турист сможет «спускаться в тайные подвалы Кремля и бродить по ним, изучая древнейшие артефакты».


Вспоминают о том, что раньше здесь стоял 14-й административный корпус, который был снесен как «новодел 1930-х», что «была озвучена идея восстановления существовавших на этом месте монастырей, однако позднее решено было устроить здесь сквер». Никто не объясняет, что же стало с идеей восстановления, ведь вместительный корпус сносился не ради того, чтобы в Кремле стало на один сквер больше.


Кремль вообще состоит преимущественно из открытых пространств, которые трудно назвать площадями в силу их случайности. Единственная внятная площадь — Соборная, а все остальное – скверы, проезды и площадки, перетекающие друг в друга. А когда-то на этой пустой земле стоял целый город с извилистыми улицами, с десятками дворов, дворцов и храмов. Если бы он сохранился в редакции XVII века, на его беглый осмотр мало было б недели.


Но еще при Петре I началось уменьшение смыслов, сокращение единиц хранения. Здание Арсенала — огромное, монотонное и лишенное силуэта — заменило собой целый квартал с храмами и палатами. Потом появился Сенат, потом Большой Кремлевский дворец, потом 14-й корпус, потом Дворец Съездов (родной брат Арсеналу – квадратный и плоский). Каждое из этих зданий, независимо от личных архитектурных достоинств, заменило собой сложный, многоплановый комплекс.


Теперь начинается новый этап сокращений – пустырь вместо здания. Можно назвать его сквером, можно археологическим заповедником, можно попытаться наполнить новыми смыслами, украсив статуями героев, но отныне, войдя в Троицкие ворота, мы будем в полный рост видеть Спасскую башню — 400 метров пустого пространства. Кто-то считает, что это красиво — сейчас не об этом. Очевидно, что композиционный пробел в самом центре Кремля, на месте, которое последний раз пустовало в 12 веке, является очень серьезным изменением облика ансамбля. И хотелось бы понимать, кто и зачем принял такое решение.


Административный корпус, выстроенный у Спасских ворот после изуверской ликвидации Вознесенского и Чудова монастырей, не имел охранного статуса, и снос его был законен, но неоднозначен. Это не техническая, а правительственная постройка, здесь работало государство, в том числе и в военные годы (тогда это был секретариат Верховного Совета СССР). Говорить о том, что здание не имеет мемориальной ценности, было нечестно.


Что касается архитектурной ценности – у него был хороший неоклассический главный фасад, увязанный со Спасской башней и панорамой Кремля (сейчас так уже не делают) и унылый боковой, действительно омрачавший Ивановскую площадь. Наверное, с ним надо было что-то сделать (увить плющом, обшить бревном, укрыть экраном, ну мало ли), но об этом никто не успел подумать. Здание несколько лет находилось на реконструкции, утратило интерьеры, но стены и фасады стояли вполне уверенно.


31 июля 2014 года президент России озвучил идею «восстановить исторический облик этого места с двумя монастырями и церковью, но придав им, конечно, в сегодняшних условиях характер исключительно культурных ценностей». Предложил обсудить вопрос с архитектурной общественностью и согласовать с ЮНЕСКО.


Общественность вдоволь повысказывалась на тему, но скорее в жанре интервью – обсуждать проект в его отсутствии невозможно. А проекта не было, даже эскизного (нарядные 3D картинки это не проект), отчего возникало много сомнений: есть ли обмеры или иные материалы для точного реставрационного воссоздания? Если нет, то не получится ли нечто подобное «Коломенскому дворцу», что юридически будет недопустимым новым строительством, а не воссозданием? Понятно, что любое воссоздание предполагает компромисс, связанный с материалами, технологиями и приспособлением под современные функции, но какова будет его степень?


ЮНЕСКО, подумав, примерно так и ответило: 14-й корпус не состоит на охране, значит, снос его допустим. Но для строительства потребуется серьезное научное обоснование, а не просто красивые врисовки. Однако обоснования никто не искал и, сколь известно, не ищет. Координатор «Архнадзора» Рустам Рахматуллин год назад задавал резонные вопросы: «Спикер этого проекта – Управление делами президента. Но чья подпись стоит под решением о сносе? Где необходимые акты Государственной экспертизы? Есть ли кто-то, кто представляет себе всю последовательность действий и конечный результат?».


1 августа этого года президент Владимир Путин утвердил перечень поручений по итогам осмотра парка на месте демонтированного 14-го корпуса Московского Кремля, состоявшегося 17 мая 2016 года.Владимир Путин утвердил перечень поручений по итогам осмотра парка на месте демонтированного 14-го корпуса Московского Кремля, состоявшегося 17 мая 2016 года.утвердил перечень поручений «по итогам осмотра парка на месте демонтированного 14-го корпуса». Восемь пунктов, про археологию, музеефикацию и новые туристические маршруты, про воссоздание монастырей – ни слова. Если эта тема отложена, то до какого срока, если отменена, то почему? Любующаяся парком пресса не задает таких вопросов. Также она не говорит о скрытом строительной сеткой объеме в северном углу освободившейся площадки – на глаз не менее 1500 квадратных метров, высотой с кремлевскую стену. Ходили слухи, что внутри сносимого корпуса есть технические узлы, неподлежащие сносу. Если это они, то каково их будущее? И наконец, каково будущее Спасских ворот, ведь в поручении сказано о необходимости создания новых пропускных пунктов – не идет ли речь о такой же уродливой пристройке, как та, что в 2012 году скрыла боковые фасады Кутафьей башни?


Упаси Бог сравнивать моральные мотивы сноса национальной святыни и административного здания, но принцип тот же: затем, что наверху так решили. Хотя на самом деле я именно этого не могу понять — что же именно они там решили?.. Если монастыри отменяются, то стоит ли думать, что разговоры об их воссоздании были лишь предлогом для избавления от сталинской постройки? Но ради чего было сносить большое и небесполезное здание — трудно поверить, что мотивом стала слепая месть большевизму. Внезапный интерес к археологии? Но археологи утверждали, что для раскопок снос не нужен – можно копать и музеефицировать на площади и в подвалах корпуса… Никто ничего не знает. Или не признается. Что хочешь, то и думай.

Powered By WizardRSS.com | Full Text RSS Feed

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *