Каждый год 14 июня в Буденновске день скорби. Для всех нас

Неужели уже прошло 22 года? Считаю и не верю сама себе. Да, с 14 июня 1995 года, когда террористы Шамиля Басаева захватили Буденновск, прошло более двух десятков лет. Выросло новое поколение, которое об этом знает только по рассказам.

Это случилось в среду. В редакцию «Ставропольской правды» об этом сообщили в 11.30 – позвонили с узла связи Буденновска. «Город захвачен, на улицах стрельба! – говорила женщина, пытаясь оставаться спокойной. – Дома дети!». С этим я ворвалась в кабинет тогдашнего редактора «Ставрополки» Марины Корнеевой.

– Уйдите, Лезвина, – сказала она, – вечно вы панику сеете.

Знакомый милицейский начальник тоже предложил мне уйти, только короче и подальше.

А потом мы все поняли, что захват Буденновска – это страшная правда. Все журналисты рвались туда. Но вердикт редактора – поедут фотокорреспондент Михаил Колесников и заместитель редактора Сергей Белоконь (обоих уже нет в живых, царствие им небесное!). Информацию из захваченного города продолжал передавать тогдашний собственный корреспондент «СП» Сергей Рыбальченко. Остальные сотрудники газеты решили делать специальный выпуск «Ставропольской правды». Он помечен воскресеньем, днем, когда газета обычно не выходила. Сегодня, в день памяти буденновской трагедии, мы предлагаем его вниманию читателей. Тех, кто помнит, и тех, кто знает о ней только по рассказам старшего поколения.

Я перелистываю эти маленькие по сравнению с обычным форматом «Ставрополки» четыре страницы и понимаю, что тогда мы сделали все, что могли. Не зря в этом номере вы не найдете фамилий журналистов. Это была наша общая боль, наша общая помощь Буденновску и его жителям. Мы рассказали и показали правду о том, что не укладывалось в сознании: что идеология притянула к себе оружие. А оно – смерть. Тогда ведь террористы требовали у российских властей остановить военные действия в Чечне и вступить в переговоры с режимом Джохара Дудаева. За право выдвинуть эти требования так, чтобы власти услышали, заплатили жизнью более ста буденновцев – милиционеры, военные, жители города. Сейчас мы привыкли к тому, что идеология и оружие – близнецы-братья. Буденновск стал первым.

Я не хочу сбиться на пересказ событий тех страшных дней. Каждый может познакомиться с их хронологией самостоятельно, благо и книги уже вышли, и Интернет в помощь. Но, как ни парадоксально это звучит, списки погибших и раненых, которые мы публиковали в «Ставропольской правде», очень помогли людям, ничего не знавшим о судьбе своих близких.

Каждый год 14 июня в Буденновске день скорби. Полтора десятка лет я туда ездила каждый год. Потом отвлекали какие-то дела, какие-то новые события. Но я все эти годы помню, что я осталась должна городу, защитившему нас всех, ставшему костью в горле у террористов на пути в глубь России. Должна, потому что за два десятилетия так и не разобралась (впрочем, не я одна), был ли их целью Буденновск или нет? Хотя карточку с планом нападения на конкретный дом (говорят, такие были у многих басаевцев) видела. Кто скрывал данные о захваченных заложниках? Помню, какой бой выдержала, чтобы опубликовать истинные данные. Тогда в редакцию невесть какими путями попала записка, в которой говорилось, что заложников больше тысячи. Я до сих пор так и не написала о тех, кто вывозил из захваченной больницы заложников по ночам из басаевского плена и через два кольца оцепления «Альфы». Сначала был гриф «секретно», а потом ушла актуальность…

Это мой буденновский крест.  Думаю, что он есть у всех, в ком живы сострадание, душа и совесть.

Source link

  • +7
  • -0
  • 7 ratings
7 ratingsX
Like!Dislike!
100%0%
1 users has voted

admin

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *